Долина зеленых мамонтов. Гавана. Виньялес

Это было мое еще одно, «иное» впечатление от Кубы. Ведь в нас знают преимущественно два «лица» этого тропического острова – урбанистически-экскурсионную Гавану и идейно – пляжное Варадеро.

В долине Виньялес нет ни старинных помпезных кварталов, ни белых песков, ни лазурных волн. Здесь на тысячных угодьях спят «зеленые мамонты» – уникальные горбатые скалы высотой в 400 метров, которые разлеглись на ровной, как стол, поверхности земли. Спят так давно и прочно, что их никак не беспокоят неторопливая жизнь крестьян-табачников, ни возня нечастых туристов.

Полтора часа езды – и вот мы на Карретера-де-лос-Боррачос, Дороге Пьяниц. Назвали ее так, вероятно, из-за того, что на протяжении 25 километров она извивается, как след от машины с не в меру подвыпившим водителем за рулем. Зигзаги пути пронизывают рощи королевских пальм – удивительно красивых символов Кубы, но почти не пригодных для народного хозяйства. За окном плантации сахарного тростника меняются на ограждения из кактусов коровьих отрядов.

Пейзажи становятся все круче и кучерявее… Наконец, на возвышенности открывается небывалая панорама: внизу, на сколько видят глаза, простирается изрешеченная рощами и изрезанная полями долина, которую вплоть до горизонта осадили, будто стадо мастодонтов, те самые знаменитые скалы, по-местному – «моготы».

Эти края, хотя и расположены далеко от моря, все же считаются курортными. И не напрасно. Рядом со смотровой площадкой, на которую мы попали, манит голубой бассейн гостиничного комплекса, утопающий в зелени пальм, сейб и еще бог знает-каких экзотических деревьев, увитых лианами. Из бассейна пейзаж не хуже, чем с площадки. Там царит спокойствие и умиротворение, полное погружение в природу. А у нас тут как раз начали разносить вездесущий душистый «мохито» – коктейль «по рецепту Хемингуэя». Слышатся звуки музыкального ансамбля, и из природных наслаждений все возвращается «на круги своя» – до привычных для Кубы ритмов сальсы.

Но мы приехали за естественной экзотикой. И в итоге получили ее с избытком, продолжив путь. Мало того, окунулись в историю края, точнее, в «предысторию», оказавшись возле одного странного произведения искусства.

А пока – несколько слов о странных винялбских скалах, проплывающих за бортом автобуса. Вблизи эти «мамонты» порой похожи на гигантских ежей, усеянными вертикальными иголками, еще и поросших деревьями, которые дополняют впечатление. Есть и другие формы скального рельефа: острые как ножи каменные «ребра», гладкие стены до 200 метров высотой, пещеры с огромными сталактитами… Все это привлекает скалолазов со всего мира, кроме, разве что, Соединенных Штатов, с которыми Куба в антагонизме.

Происхождение моготов объясняют двояко. По одной из версий, причиной их появления является кислые почвы, которые в течение миллионов лет разъедали известняковые образования. Процессу способствовали дожди, ветры и корни растений. Но лично мне больше понравилась другая, вполне научная, хотя и фантастическая гипотеза, озвученная нашей кубинской гидесою. Около 160 миллионов лет назад была себе здесь немаленькая пещера площадью гектаров так 1000. А потом ненароком «чихнул динозавр», и потолок этого подземелья обвалилась. Итак, таинственные моготи – не больше и не меньше как бывшие опоры гигантской пещеры.

Но мы уже на месте. Что это? Наконец поняли значение слов «Мураль де ла преисториа», которых гиды до поры до времени не расшифровывали. Это современная «Доисторическая роспись». Но какая! Представьте себе вертикальный срез огромной скалы, на котором яркими красками поверх густой каменной насечки изображены гигантские моллюски, немаленькие млекопитающие, еще большие динозавры и абсолютно нереального роста люди каменного века – панорама возникновения жизни на Земле. Создатели чуда – кубинский художник Леовигильдо Гонсалес (ученик знаменитого мексиканского муралиста Диего Риверы) и местные крестьяне. За четыре года они вместе смогли создать художественное полотно «» размером 180 на 120 метров. Только и всего.

Лично мне, кроме масштабного зрелища, понравились еще две вещи. Первая – замечательный коктейль «пинья колада» не только из классического рома, кокосового молока и ананасового сока, но и нескольких «авторских» ингредиентов. Им нас угостили в ресторане под пальмовой крышей, просто у наскальной росписи. И второе впечатление – катание на белом горбатом быке, которое тут же устроил нам местный крестьянин, что прервал свои ежедневные заботы, чтобы честно заработать несколько песо. Большое послушное животное выглядело монументально, как и фреска. А слово «ковбой» подходило дяде сильнее, чем неким там техасским рейнджерам.

Затем настало время подтвердить на практике версию о «пещерном» происхождении оригинальных скал. Мы отправились к километровой Пещеры Индейца – «Куэва-дель-Индьйо». Природных подземелий на Кубе множество, и это совсем не самое большое из них – скажем, в том же регионе есть и 45-километровый. Зато… Зато в этом течет настоящая подземная река! И ею можно проплыть на лодке! Что мы и сделали с превеликим удовольствием и замиранием сердца. В призрачном свете фонарей раз за разом выныривали таинственные лики, образованные сталактитами, сталагмитами и другими подтеками, в том числе профиль Индейца, который и дал название пещере. Все это отражалось в воде. Отдельное удивление вызвало тепло подземных вод и воздуха.

Огромный ослепительный проем в пещерной тьме, завеса из лиан – и мы на мини-пристани возле «Куэва-дель-Индьйо». И рядом улыбающийся человек на глазах у туристов плетет из пальмовых листьев тарелки, шляпы и кузнечиков-прыгунов: «Держите игрушку – давайте песо…»

И как в этой долине все компактно и не нарочито! Рядом с пещерой есть настоящая табачная мануфактура, вполне аутентичная. Называется «Каса де табако» – «Дом табака». Сюда только что срезанное дым-зелье переносится с плантации, сушится в виде обоев под высоченной пальмовой крышей, сортируется, обрезается и по художественному скручивается серьезными дядями-самокрутчиками, после чего те ручной машинкой идеально закругляют края готовым сигарам. Эта машинка – крупнейшая механизация, что используется на табачной «фабрике». И чтобы научиться, как следует крутить сигары, мало двух лет в техникуме – нужно самосовершенствование в течение жизни.

Вообще на Кубе к сигарам большой пиетет. Сам Фидель Кастро говорил, что создать хорошую «гавану» так же сложно, как хороший коньяк. Здешние агрономы даже ходят на поля «разговаривать с табаком», чтобы рос как следует. А название самой известной марки сигар «Койба» на давнем языке кубинских индейцев означает просто «табак». Именно этим словом впервые и назвали зелья. И нет в мире лучшего сигарного табака, чем на Кубе, в частности, в долине Виньялес.

Кстати, стоили сигары в «Доме табака» дешевле, чем в Гаване, хотя нам рассказывали, что в социалистической Кубе цены везде одинаковые. А с нашей журналистской группы курить их здесь пробовали не только курильщики. Это запах Кубы, который никогда не забудется!

У мануфактуры продаются сувениры, рядом можно осмотреть полевой инвентарь… А возле пальмы – постойте-ка! – даритель поглаживает по холке невиданного низенького толстого бугая с длинной и жидкой, как у кабана, щетиной и рогами полутора метров в размахе! Вот так чудо с «Доисторической росписи»!

Насыщенный день подходит к концу слишком рано – нас задержал избыток экзотики. Но еще ждет дорога на ранчо. Американское ранчо вроде тех, которыми известен «идеологический вражеский» Техас. На улице уже ночь, и плановые ковбойские забавы под угрозой. Но бравые всадники-негры в соломенных шляпах не сдаются. Есть идея! Пять гигантских туристических автобуса становятся вплотную к арене и освещают ее фарами, как юпитерами. И действо разворачивается. Лихие ребята соревнуются в набрасывании лассо и мгновенном обездвиживании молодых быков. При ударах рогов о деревянную ограду трещат трибуны: все по-настоящему. В лучах фар вздымается золотая пыль. Ребята довольны, гости в восторге. Теперь надо запить все кокосовым коктейлем просто из ореха…

Просто отличное путешествие и отдых на Кубе Куба. Гавана. Виньялес.