С чего начинаются бары

У моей жены есть такое выражение: «спИлись» — это как бы «спелись», но дружеские связи налаживаются не путем совместного похода в караоке, а исключительно вертлявой бесконечной дорожкой выпиваний, набухиваний, возлияний и прочих употреблений горячительного внутрь. С товарищем Иваном  мы именно что спились — сначала в Funky Kitchen, затем в «Тао» и его окрестностях.

Петербург окончательно стал барной столицей России и этот туристический слоган привлекает в город все больше людей, провоцируя открытия питейных заведений одно за другим. Конкуренция растет и поэтому Вы вправе тыкнуть пальцем в любой бар и задать логичный вопрос — почему, с какой это стати я должен выпить именно здесь? И в нас тоже можно тыкать пальцем. Представим, что это произошло и я взбираюсь на трибуну, чтобы рассказать, почему, а заодно дать повод для размышлений.

Театр, конечно, начинается с вешалки (Жванецкий продолжал: вешалка с крючка, крючок с промышленности, то есть театр начинается с поисков руды). А вот с чего начинается бар — на этот счет мнения расходятся.

У одних бар начинается с дизайна: трендового и современного или наоборот интимно-старомодного, хипстерского или олдскульного, короче, с мебели и стен. У других — с бутылок, их должно быть много, разных, красивых, дорогих, прозрачных или матовых, купленных официально или провезенных контрабандой.

В том, как часто я намекаю на тот факт, что человек я пьющий, одни могут заметить развращающую нотку, другие — излишную романтизацию алкоголя, но ни то, ни другое правдой, пожалуй, не является. Хороший коктейль не может развратить юную душу, а хороший бармен не позволит юной душе выпить такое количество хороших коктейлей, которое перейдет в нехорошее качество. Ярые противники распития спиртных напитков при упоминании любого бара представляют себе злачное темное заведение, где окончательно опустившиеся маргиналы хлебают из грязных стаканов мутную жижу, заливая пойлом свои житейские передряги. Это миф, который, благодаря регулярной борьбе с пьянством, успешно не первый год насаждается в головах людей, не сталкивавшихся с алкоголем ближе, чем в супермаркете, пробегая мимо стеллажей с бутылками. Но это и реальность в огромном количестве полуподвальных заведений Петербурга.

Люди напиваются, потому что не умеют пить, а пить их должен учить тот, кто стоит за стойкой — вот поэтому у нас бар начинается с бармена. Это такой откровенно американизированный подход — в Новом Свете есть культура бартендинга, в которой человек за стойкой — это, ни много ни мало, рок-звезда, на шоу которого приходят посмотреть со всего мира, и дело тут не в цирковых трюках умельцев флеринга, шоу происходит в интимной обстановке — в бокале у каждого. Выбухав с Иваном фантастическое количество алкоголя за прошедший год, я пришел к выводу, что этот гражданин достоин собственного бара, а я вполне достоин того, чтобы пить в этом баре бесплатно. Так появился концептуальный проект заведения, в котором один льет, другой пьет.